Банк сфальсифицировал документы на 4,4 млрд рублей. Судья был в ярости

2020-08-10T12:46:08+00:00

Банк сфальсифицировал документы на 4,4 млрд рублей. Судья был в ярости

К нам обратился крупный ликеро-водочный холдинг с просьбой представлять его интересы в запутанном споре в рамках банкротства контрагента. ОФК Банк требовал в этом процессе включения в реестр кредиторов долга в 11,3 млрд рублей. Так как банк сам в этот момент тоже банкротился, требование заявило от его имени АСВ. Учитывая сумму долга, банк планировал стать главным кредитором.

Наш клиент был уверен, что большая часть долга фиктивная и искусственно создана предыдущим руководством еще до отзыва лицензии. Клиент просил добиться отказа во включении в реестр 8,7 млрд рублей от общей суммы долга. По остальной части суммы возражений не было.

Факторинг. Но не такой, как обычно

Мы проанализировали каждое из оснований исков банка, из которых могла сложиться сумма долга 11,3 млрд рублей. Выяснили, что банк предъявил иск по трем группам договоров. Самые крупные из них – требования по договорам факторинга на сумму 8,7 млрд руб. Это как раз та сумма, о которой говорил клиент. В этом направлении и предстояло работать.

Детально ознакомились со схемой, по которой работали банк и банкрот. Мы выяснили, что банкрот поставлял алкоголь известных брендов в крупных объемах по всему ЦФО. Миллиардные обороты, покупатели – крупнейшие сети: Ашан, Metro, «Перекресток» и другие. Не секрет, что сети «прогибают» своих поставщиков на отсрочку оплаты – от полугода и более. В таких случаях всегда используется факторинг.

Как правило, это работает так. Банки выкупают «долгую» дебиторку и сразу перечисляют за нее деньги поставщику. Затем фактор ждет, когда дебитор заплатит, берет с него всевозможные бонусы/проценты – в пределах заранее согласованного диапазона, а разницу возвращает поставщику. И остается в прибыли. В выигрыше все:

  • поставщик сразу получает деньги за товар (от фактора – банка) и пользуется ими;
  • фактор зарабатывает на будущем платеже должника свой %.

При этом размер заработка фактора и другие условия стороны могут согласовать в договоре: разница вернется на поставщика. Очень гибкий и удобный инструмент. Для поставщиков факторинг в таких бизнес-моделях – обычное дело. Но этот случай был особенным.

Щедрая покупка банка

Во-первых, банк утверждал: дебиторы не заплатили по уступленным к ним правам. По условиям факторинга, банк имел право потребовать от банкрота возврата всех полученных денег. Но было невероятно, чтобы крупнейшие сети вдруг все разом решили перестать платить за поставленный им товар.

Во-вторых, мы выяснили, что банк не только сам постоянно выдавал будущему банкроту деньги по факторингу – всего около 4 млрд рублей. Еще по каким-то причинам он решил выкупить на себя права требования к нему от 16 других факторов (около 4,7 млрд руб). Причем сделано это было через фирмы-«прокладки». Как сообщил суду банк, сначала эти 16 факторов уступили свои права на другие 4 компании, и уже те переуступили все банку. При этом никаких доказательств оплаты такой щедрой покупки у банка не было.

Мы потребовали у банка договоры, которые бы подтвердили последовательное совершение предыдущих уступок. И выяснили, что нет никаких договоров, подтверждающих переход прав от 16 факторов к последующим «прокладкам». 

Когда начали изучать банковские выписки банкрота, выяснилось: эти 16 компаний как ни в чем ни бывало продолжали платить по своим договорам факторинга даже после «подписания» уступок на «прокладки». После все они были ликвидированы и исключены из ЕГРЮЛ.

Кое-что еще…

Мы связались с директором банкрота и попросили архивные выписки движения денег и отчетность, связанную с факторингом. Выяснилось, что в проводках банкрота не было никаких следов получения 4,4 млрд рублей от банка! Сначала решили, что это ошибка бухгалтерии: базу 1С могли либо исказить, либо вести в нескольких местах. Но позже мы получили архивные выписки движения денег из банков, где обслуживались счета банкрота. К большому удивлению, и там не оказалось никаких следов прихода денег. Напрашивался вывод: банк сфальсифицировал собственные выписки движения средств на 4,4 млрд руб.

Когда мы заявили об этом в заседании – судья не поверил. Он потребовал доказать это так, чтобы не осталось никаких сомнений. Через день к канцелярии Арбитражного суда Москвы подъехали две «Газели», заполненные банковскими выписками движения денег по счетам за весь период существования банкрота. Осознав серьезность наших аргументов, судья был взбешен. Он дал банку неделю на то, чтобы решить вопрос мирно. В противном случае все материалы о подделке выписок, включая обе «Газели» бумаг, отправились бы прямо в Следственный комитет. 

А как же АСВ?

В АСВ были озадачены. Агентство не было автором иска: он подавался еще предыдущим руководством банка. Известная коллегия адвокатов, которую наняло АСВ на проект, запросила перерыв, чтобы вместе разобраться в ситуации. Все это время адвокаты, ничего не подозревая, просто формально настаивали на удовлетворении требований.

После недельного расследования и кропотливой совместной работы адвокаты приняли решение заявить отказ от всей суммы факторинга в суде. Судья выдохнул: его секретарям не пришлось сшивать две «Газели» документов.

Результат

  • Цели были достигнуты: нам удалось добиться добровольного отказа ОФК Банка от суммы требований 8,7 млрд рублей по отношению к банкроту
  • Благодаря этому независимые кредиторы вместе с клиентом смогли объединить голоса в банкротстве, чтобы контролировать работу арбитражного управляющего

 Постановление № А40-18792/18-124-21Б от 10. 12. 2018 года

Решите свою проблему уже сейчас

Позвоните и получите бесплатную консультацию

  • 8 499 444-10-04

Решите свою проблему уже сейчас

Позвоните и получите бесплатную консультацию

  • 8 499 444-10-04

Один комментарий

  1. Деня 7 июля, 2020 в 3:05 пп - Ответить

    Такое возможно только в нашей стране

Оставить комментарий